Новости

Никас Сафронов на "Эхе Москвы": о детстве, юности и Софи Лорен

10 октября 2017

Никас Сафронов стал гостем программы "Разбор полета" на радио "Эхо Москвы". Радиоведущие Андрей Ежов и Станислав Крючков целый час "пытали" художника вопросами о его прошлом, настоящем и будущем.

А.Ежов
― А вы как-то специально исследовали его родословную? 
Н.Сафронов
― Это не так сложно. Но потом уже исследовал глубже и дальше как бы. Там и священники по отцовской линии. Он поехал в Сибирь куда-то из Сахалина по делам службы и встретил там маму, которая была ссыльная из литовского города Паневежис, даже еще дальше, там Укмерге, а еще дальше Пашиляй деревня, скажем. У них была мельница, и до войн сослали. И он ее привез в 47-м году, уже будучи женатым. В 46-м у меня родился брат Саша там, на Сахалине. А мы уже родились в Ульяновске в этом бараке. 
И детство было веселое. У нас была Свияга, у нас был огород, длинный коридор. Недавно актриса из «Зита и Гита», по-моему, была у Малахова Андрей, и я вспомнил, сказал, что «для нас вы были основой поддержки», потому что в бараке кто-то купил цветной телевизор, а, может быть, черно-белый, даже не помню, весь барак собрался, человек 30-40 и смотрели этот телевизор. Обычно это были индийские фильмы. И все плакали. И дети плакали, все рыдали. Нам казалось, как же бедно у них в Индии, то есть у нас всё хорошо, у нас огород свой перед окном… и как-то детство было более спокойное. 
Знаете, я мечтал быть поваром. Обычно на дни рождения собирались всем бараком, скидывались, резали быстренько. Я видел это и думал: «Нет, некрасиво как-то. Всё вкусно, но некрасиво. Я буду поваром». Я не знал, что сервировщик стола и повар – это разные совершенно. Хотя в Италии… в Европе в небольших тавернах, там хозяин является и поваром и официантом и кем угодно. 
Потом мы лазили в сады, как все дети. Это был колхозный сад юннатов недалеко от нас. Там в нас стреляли солью. Я бежал к Свияге – приток Волги, — отмачивал задницу и говорил: «Я буду садовником, я буду всем бесплатно давать…». 
Мне говорили: «В Москве есть деревья фруктовые, которые просто растут на улице». Я не верил в это. Мне казалось, какая-то фантастика. (...) На велосипед, помню, накопили – мой брат и я. Он меня сбил даже… разрешил мне кататься на велосипеде… Оно было, может быть, более скудное… Игрушки были сделанные нами же. Велосипед, который мы бережно охраняли. Я помню, как мы ночевали на сеновале, как мы мечтали о чем-то. Были какие-то совершенно другие отношения. Можно было воду газировку пить из стакана за копейку, и все пили из одного стакана, никто не заболевал. Не было такого понятия СПИД, даже сифилис, я извиняюсь… Наверное, какие-то были болезни, но нас это не касалось. Позже появилось, в 80-м, может быть и так далее. 
И радость какая-то была от встречи Нового года, от праздника. Зима была настоящая, мы ходили на коньках, на лыжах. Всё наполнялось этой энергией внутренней, каким-то достоинством внутренним. Никто не переживал, что нет машины, нет велосипеда, машины, нет телевизора. Жили все одинаково, но жили достойно. Конечно, тяжело было. И сегодня не каждый может купить колбасу, и тогда были очереди… Но это была какая-то естественная процедура. Но вот духовно, внутреннее… уверенность за свое будущее, за свою страну… радость, что у нас первый космонавт Гагарин… Терешкова – всё это было. 
Вот я был пионером, я очень гордился этим. В комсомол я, правда, не пошел, так не стал ни комсомольцем, ни партийцем, естественно. Я не был карьеристом. Я был романтиком. Внутренне я чувствовал себя пиратом. Я уехал в мореходку в Одессу. Поступил. Проучился год, понял, что это не совсем мое. Переехал в Ростов. С Ростова началась моя творческая жизнь.... 

Полную версию интервью читайте и смотрите здесь: 

https://echo.msk.ru/programs/razbor_poleta/2068832-echo/

 

Никас Сафронов с ведущим Станиславом Крючковым

 

Поделиться

Другие новости